Наверх
» » » Для меня самое драгоценное - это Бог!
0

Для меня самое драгоценное - это Бог!

Автор: Люда   Просмотров: 2575   Дата: 28-12-2012, 15:54  
По правде говоря, когда я родился здесь, в Украине, я о Боге не знал, потому что верить в Него запрещали. И люди не просто не верили, они боялись верить. Если они читали Библию или говорили о Боге, вы знаете, как их наказывали.
Я не хотел связываться с религиозными людьми. Для меня это все было странно, и я никогда не понимал подобных вещей. Но так сложилась жизнь, что во время Второй мировой войны я попал в плен к немцам и был направлен в концлагерь. Когда американские войска пришли в Германию и выпустили нас из лагерей, мы приехали в Америку. Первое, что я сделал — записался в Воздушный флот, даже не зная еще английского языка. Помню, как видел, когда самолеты летали над Германией, и как они сбрасывали бомбы, и как их немцы сбивали, я мечтал оказаться в одном из тех самолетов, чтобы вырваться из концлагеря. Я уже был готов умереть там, лишь бы пришла свобода. Однако Бог знал меня и мое сердце лучше, чем я сам знал себя. Таким образом, я попал в армию во время Корейской войны.
Во время боевых действий меня очень сильно ранили в спину, задело позвоночник, перерезало нервы, и мне пришлось где-то шесть месяцев провести в больнице. Доктора мне сказали, что никак не могут соединить эти нервы, они уже порезаны, и я буду жить с такой болью до конца своей жизни, а позже, сказали, что меня вообще может парализовать. Я должен буду привыкнуть к тому, что мне всю жизнь придется жить на наркотиках, чтобы не терпеть боль.
Почти четырнадцать лет я провел в постели, и пришло такое время, когда мне все надоело, так трудно было жить, хотя я был женат, и дети были, но дошло до невыносимой степени. Я же тогда не знал, что диавол - тоже дух, и хочет меня уничтожить. Такого понятия у меня не было, Библию я не читал. Мои родные ходили в Церковь, а я – нет. Я считал, что они старые, и им это нужно, но я в Боге не нуждался. Вы знаете, когда мы молодые, нам кажется, что мы будем жить вечно, но с возрастом я понял, что мне становится не лучше, а хуже. Я лежал в постели, и появлялись мысли о самоубийстве, чтобы не мучиться больше той болью, которую я переживал. У меня был пистолет, который всегда был заряжен. Появилась какая-то радость, просто почувствовал такую свободу в себе – наконец-то появилась надежда на то, что в конце - концов освобожусь. Я не знал, что это грех, меня тогда это не интересовало. Все о чем я тогда думал: как мне освободиться от этой боли. Мне уже надоело принимать наркотики, на которые уходило много денег. Жена моя работала, но тратила все деньги только на то, чтобы мне чуть-чуть стало лучше, чтобы со мной можно было хотя бы нормально поговорить. Я и сам страдал, и все мои родные страдали, потому что мне было так плохо. Так что я понимаю тех людей, которые переживали такое состояние, понимаю откуда это все приходит, откуда появляются мысли покончить со своей жизнью. Многие и совершают самоубийство, потому что в этом видят единственный выход. Узнав об этом, моя жена позвонила своему брату — он был верующий, пятидесятник. Но для меня это не имело никакого значения, потому что я не знал, что такое пятидесятническая Церковь. Но я знал, что он был приятным человеком, он был тем человеком, с которым я мог легко общаться. У него не было ко мне никаких претензий — он не говорил мне, что я пойду в ад, потому что я пью и наркотики принимаю, он просто интересовался моей жизнью. Позже мне жена рассказала, что ее брат позвонил другу, который жил в десяти милях от нашего дома, в другом городе. Там он был старшим в пятидесятнической Церкви, а также директором Библейской школы. Они хорошо знали друг друга. Этот человек перезвонил сначала моей жене — я ведь не мог подойти к телефону. Он спросил, кто я, и почему я здесь. Она попросила его приехать к нам, потому что тоже уже очень устала от такой жизни. Примерно через полчаса после того, как они поговорили по телефону, он приехал. Я услышал, как она открыла ему дверь и впустила его, но тогда она еще ничего мне не говорила. Жена знала, что я не уважал пастырей, для меня все они были мошенниками — они брали деньги у людей. Тем более, в то время деньги имели для меня большое значение — мы были в таком финансовом положении, что считали каждую копейку, и я не собирался никому ничего давать. Но тогда я просто ничего не понимал и не знал. А сейчас понимаю, что многие из людей и по сей день думают точно так же.
Когда этот человек вошел, он не сказал, что он пастор. Он начал говорить со мной по - немецки — этого я совсем не ожидал. Он так мудро подошел. И слава Богу за это! Иначе я его сразу выпроводил бы. Мы с ним просто начали общаться. Он хотел, чтобы я помолился вместе с ним, но я отказался. Мне уже не хотелось с ним общаться, когда стала известна цель его визита. Но он так любезно продолжал говорить со мной, несмотря на то, что я не отвечал на все его вопросы. Он был милосердным человеком. Я в конце разрешил ему помолиться за меня (хотя и не хотел, потому что не знал, как молиться). Мне было стыдно… «Молитесь». Как молиться? Мне было непонятно, я не мог сообразить, что с Богом можно вот так просто общаться. Он сказал, что сам помолится, чтобы Бог помог мне. Ведь мне никто не мог помочь, как я уже говорил, врачи делали все, что могли, но безуспешно, они сказали мне, что я должен привыкнуть к такой жизни. И когда он сказал мне, что помолится о том, чтобы Бог мне помог, я очень разозлился. Какое право ты имеешь мне говорить, что Бог мне поможет, если мне уже самые лучшие доктора не могут помочь? Знаешь, когда тебе обещают что-то, а ты потом это не получаешь — это большой удар! Если бы тогда я знал то, что знаю сейчас, я бы с радостью сказал: молитесь! Потому что мне на самом деле нужна была помощь. Но тогда я был очень возмущен: какое ты имеешь право давать мне такую надежду, когда, в конце - концов, мне никто уже не поможет? Когда он собрался уходить, я был рад, но, конечно, этого ему не сказал. Я не злился на него из-за того, что он это сказал, я злился на то, что он хотел дать мне надежду, которую никто не давал. Он помолился очень простой молитвой, всего пару слов. Тогда я просто лежал и не мог вставать с постели, боль была не только в спине, но и все тело болело. Кроме того, у меня очень болела голова, я не мог даже шею повернуть. И боль немного утихала только тогда, когда я принимал наркотики, чтобы почувствовать хоть небольшое облегчение, чтобы немного поспать. Жизнь была невыносимой. Но когда он помолился, я такого никогда в жизни не переживал - я почувствовал, как будто меня кто-то взял за ноги и спускал в бассейн с горячей водой. И там, где вода тронула меня, боль исчезала. И вот этот жар, эта теплота все оживила. Боль вышла.
Этот человек уже уходил, а я все лежал. Он прикоснулся к ногам и сказал: «Я верю, что Тот Бог, Который тебя спас, тебя и исцелил». Для меня это все было диким. Я не понимал, что он говорит, но знал одно — я не хотел, чтобы этот жар оставлял меня. Боль совсем вышла из моей шеи и головы. Я чувствовал, что слезы подбирались к моим глазам, но не хотел давать им волю. Вот этот жар прошел через тело, вышел через пальцы моих ног, и вся боль ушла вместе с ним. В то же время я услышал телефонный звонок, а проповедник уже ушел. Я слышу этот телефонный звонок, и вижу, как ко мне бежит мой маленький сын и говорит: «Папа, папа, папа, бабушка тебя зовет к телефону!». Мне даже и мысли другой в голову не пришло, я сразу поднялся и пошел. Я знал, что меня ждут у телефона. Мне нужно было пройти из спальни в кухню — через две комнаты. Моя жена сидела на диване со старшим сыном, и увидела, что я прошел мимо. Пока я говорил по телефону с мамой, я видел, что моя жена хочет что-то сказать, губами двигает, а слов нет. Когда она все-таки смогла сказать хоть слово, она спросила: «Ты что - стоишь, и у тебя боли нет?». Только тогда я пришел в себя, до меня дошло, что я стою без боли. Тебе не нужна никакая докторская степень, чтобы ты понял, что случилось. Я сказал: «Да!». Потом сказал маме, что не могу сейчас с ней говорить и перезвоню позже. Я положил трубку. Бога я не знал, как сейчас знаю, но тогда я точно знал, что в моей жизни произошло чудо. Тогда, не зная, как молиться, я подошел к моей жене, а она стояла просто бледная, белая как снег, все ее тело тряслось. Мы просто не знали, что и как говорить.Тогда я просто стал на колени, позвал жену и детей и сказал: «Господь, я Тебя не знаю, но я верю. Я принимаю мое исцеление. Если Ты меня понимаешь и принимаешь мои слова, я хочу Тебя поблагодарить за то, что так случилось. Кто Ты, где Ты, я не знаю. Но я точно знаю, что я освобожден от болезни. И я Тебе обещаю, что от сегодняшнего дня я и моя семья будем служить Тебе. И до тех пор, пока я буду отцом и мужем, я от Тебя и от жены никогда не уйду, и буду делать все, что Ты желаешь, чтобы я делал. Буду служить Тебе до тех пор, пока живу на этой земле». Так что вот и сегодня, спустя сорок лет, я служу Богу.
Для меня самое драгоценное — это Бог, все остальное — пустота. Нужно смотреть на Иисуса и на то, что Он сделал на Кресте. Конечно, в то время я Иисуса не знал. Но у меня было такое большое желание Его узнать, что я повсюду ездил и учился. «Дайте мне больше, научите меня, покажите». Поэтому я знаю, что Бог спасает нас всех, чтобы мы могли рассказать о Нем самым лучшим образом людям, которые не понимают и страдают без Иисуса. Поэтому для меня дать человеку возможность принять Христа — самое важное. Потому что я Богу пообещал: «Господь! Я уже был глупцом, не знал ничего о Тебе, а Ты меня любил, и теперь я никогда не пропущу служение, где есть шанс спастись кому-то». Без Христа невозможно попасть в Царство Небесное. Так что для меня это важно. И когда я благовествую, то представляю не себя, а Иисуса.
И если я смогу представить Его таким образом, чтобы люди приняли Его, тогда вижу Царство Небесное в глазах человека. Для меня это очень важно. И это относится не только ко мне, я этого требую и от тех, с кем работаю.
Если вы имеете что-то лучшее, чем предлагается в этом мире, зачем вам то, что в мире? Если человек примет в свое сердце то, что Бог для него является Самым важным, а все,что в этом мире – пустое, тогда легко идти с Иисусом. Некоторые из тех, кто спаслись в то же самое время, что и я, были на тех же собраниях, и даже некоторые знаменитые христиане — где они сейчас? Не говорю, что я лучше их, я говорю о том, что у меня были искушения сойти с пути, но я иду к Слову и задаю себе вопрос: как бы Бог делал то, что я хочу делать? Пошел бы Oн туда, взял бы Он это? Обманул бы кого-нибудь? Проверяю себя, сужу себя первым. Как же можно что-то делать, если Господь этого не делает? Таким образом, мне легче идти по пути, хотя там есть и красивые женщины, и многие из них может быть и хотели бы, чтобы вы имели с ними какую-то связь, но у меня только одна жена, я свое сердце отдал жене. Мы вместе уже 55 лет, она — моя жизнь. Она была со мной, когда другие от меня отошли. Какое право я имею отойти от человека, от любви, которая всегда была со мной? Сказать, что в мире нет наслаждений - будет неправдой. Потому что я жил в этом мире и пользовался этими наслаждениями, но они все кратковременные. А Бог - это вечно. Так что я сам себя держу и проверяю, какие у меня мотивы, почему хочу делать это, кому это принесет пользу — мне или кому-то другому? Главный вопрос, который меня волнует: когда я уйду из этого мира, что вы будете помнить обо мне? Существует только два варианта - хорошее или плохое. Мое желание состоит в том, чтобы оставить нечто хорошее. Чтобы когда вы вспомните мое имя, вы будете знать, что я вам сделал добро, а не зло. Вот это — моя жизнь.
Конечно, где бы ни случилась какая-то трагедия, люди делаются мягче, они желают помощи. К сожалению, это правда. Но зачем нам ждать катастрофы, если мы сами можем возбуждать в себе этот огонь? Знаешь, когда в Церковь приходит пробуждение, люди приезжают отовсюду. Но это же Один и Тот же Бог! Почему бы тебе самому не открыть свое сердце, чтобы оно и так горело к Богу, а если у тебя будет огонь в сердце, он будет зажигать других, и Церковь начнет пробуждаться, потому что увидит чудеса. А чудеса — это своего рода Божья реклама, что Он присутствует. Спасение людей — это чудеса. Исцеления людей — это чудеса. Воскрешение из мертвых — это чудеса. А слухи о них разнесутся повсюду: «Там в Церкви воскресили из мертвых»... Да, Бог тебе лично сказал, что ты будешь из мертвых воскрешать! В Послании от Марка это написано. Идите, молитесь.
Лично в моей жизни я видел пять воскресений из мертвых. Это не значит, что Он всегда воскрешает, но только там, где Дух Святой посылает. А чтобы такое совершать, нам нужно верить Богу. Истинно верить, не просто так верить. Ведь дьявол тоже верит. Если только ты вылезешь из лодки и скажешь: «Иисус, это Ты? Позволь мне...», и Он скажет: «Иди...». Двенадцать было в лодке, а сколько вышло ? - Один..., а почему же остальные не вышли? Ходить по воде — это же ненормально, мы это знаем. Кто же тебя держит? — только ты сам. Они ограничивают Бога и сами себя. Из-за неверия боятся. У них нет смелости и доверия — если Бог велел тебе выйти из лодки, Он тебя поддержит. А что случилось с Петром? Он отвел свой фокус с Иисуса, и направил его на проблему. Он увидел проблему. И какие мысли появились? Он же рыбак, он знает, какие волны, и что с ним может случиться.
Я путешествую по всему миру. Но не приезжаю как верующий, пастор, - я приезжаю как простой человек. Мое образование, специальность открывает дверь между неверующими. А когда я между неверующими, то могу их приводить ко Христу. Скольким людям уже здесь, в Украине, я говорил о Христе — знатным людям. Они мне отвечали: «Ты религиозный человек», а я им говорил: «Вы религиозные, я – нет, я – христианин». «Религия вас заставляет, а христианство освобождает. Иисус Xристос пришел дать мне свободу. А я решаю сам, я не иду в Церковь, потому что меня заставляют, я иду в Церковь, потому что я люблю Иисуса. Это и есть разница между религией и христианством. Дай мне возможность решить, дай мне возможность употребить свои мозги. Если меня будут заставлять, я буду против.
Редко встречается пятигранное служение, в основном только пасторы. У вас еще нет Апостолов, потому что они еще не доросли до этого. Но будут, конечно. В Церквах нам нужно поднимать людей и показывать им, как встать на ноги.
Библия - это Истина Божья. Она была, есть и будет. Если вы хотите их научить правильно, учите их Библии. Это — самая лучшая Книга.
Верьте Богу. Любите ближних. Бог говорил, как же вы можете любить Меня, если не любите ближних? И существующую в вас любовь сможете передать другим людям. Последнее: будьте честными, держите свое слово, что сказали — исполняйте. Не говорите одно, делая при этом другое; чтобы люди могли вам верить, чтобы они знали, ваше слово - это ваше слово. Скажете «да» — да. «нет» — нет. Это нужно. Это нужно в Церкви. Мы должны поддерживать все то, чему Иисус нас учил. Жить для Бога, чтобы я был Его продолжением. Передать людям то, что Он говорил,чтобы показать им лучшую жизнь.
Свидетельство Билла Басанского.
Invictory.org




Вернутся

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.